ПРОЕКТ «СЕМЬ» представляет

http://fantesy.3bb.ru/uploads/0001/5b/0b/3560-1-f.jpg

Мистический детектив с мордобоем, погонями и перестрелками

Этот мир весьма похож на тот, в котором живем мы с вами, и основное внимание мы уделяем тому, чем он отличается от реальности, данной нам в ощущениях.

Институт Прикладной Экзофизики

Что такое Институт? Трудный вопрос. Именно этот вопрос я задал пять лет назад, когда сам попал в эту контору. Тогда мне дали очень развернутый и под¬робный ответ, но с тех пор сам Институт значительно изменился. Пришли но¬вые люди, изменилась обстановка. Теперь мы живем в совершенно новой стра¬не. Не изменилась только основная цель Института.
Взгляните на свежую газету. Белый маг и народный целитель предлагает свои услуги. Ученый рассказывает об исследованиях внушения и телепатии. Серий¬ный убийца рассказывает о том, как он пользовался колдовскими ритуалами, чтобы скрывать свои следы. Скажите мне, кто из них говорит правду? Никто? Бульварная желтая пресса, скажете вы? А я знаю, что маг и целитель — скорее всего, такая же команда наших оперативников, как и моя, ученый пользуется результатами, полученными Институтом еще в семидесятые годы, и не красне¬ет, а серийный убийца говорит правду, и его было бы очень непросто поймать, если бы не мы. Скажете, бред, глупость? Вот именно,
Когда в 1992 году это началось, Институт был готов меньше всех, а всерьез это уж точно никто не воспринимал. Половину людей, которые открыли конторы целителей и предсказателей, знали все, это были бывшие оперативники Четыр¬надцатого отдела КГБ, которым просто было нужно прокормиться после его расформирования, а остальных считали шарлатанами. Потом кто-то заметил, что шарлатанов среди них заметно меньше, чем положено статистически. Магия была гостайной с двадцатых годов — вместе с вампирами и оборотнями, когда действовала Комиссия по Ликантропии и Вурдалачеству, а экстрасенсорику за¬секретили в 1954 году с образованием КГБ СССР, да и существование духов тоже. Откуда все эти люди узнали о них? Ведь вы тоже, наверное, смеялись над всеми этими оккультными брошюрками. Самиздат? Не смешите меня, это так часто неправда, что даже не смешно. Все дело в том, что изменилось время. Люди как-то научились находить крупицы истины среди океана информацион¬ного шума сами, без подсказок или инструкций. Возможно, то, что информации просто стало очень много, сыграло свою роль, но почему столько людей одно¬временно взялись выкапывать древние знания, это не объясняет.
Астрологи долго говорили о приближении Эры Водолея, о смешении духов¬ных ориентации человечества и так далее — в общем, типичная лабуда, ко¬торую говорят астрологи. В Институте тоже все так считали, а оказалось, что угроза вполне реальна. Смещение духовных ориентации принесло с собой воз¬вращение к методам и силам давно забытым, но не принесло ответственности, сознательности, честности. Несколько тысяч лет Эпохи Рыб отнюдь не способ¬ствовали подготовке общества к восприятию этих вещей. Посмотрите на Уго¬ловный кодекс. Там есть статья, запрещающая преступный сговор с бесами? Статья, карающая грабеж с применением экстрасенсорики, когда жертва сама отдает преступнику деньги и стоит на коленях, умоляя его их взять? Мы до сих пор возимся даже с лоббированием законопроектов, запрещающих сектантство, что уж говорить об этих... С новым временем появипись новые правонаруше¬ния, новые способы обходить закон, новые способы навредить ближнему, кото¬рые, казалось, все позабыли как ненужное суеверие. И противопоставить им официальному обществу нечего. До революции ведьм, между прочим, сжигали без участия властей.
Я мог бы нарисовать перед вами красочные картины того, что быпо бы, если бы Института не было, но я вместо этого предпочитаю говорить о его собствен¬ной моральной двойственности — чтобы вы получили представление о том, что он на самом деле такое. Да, Институт — отнюдь не организация светлых рыца¬рей, ведущих битву против вселенского зла. Даже наш статус под очень боль¬шим вопросом, мы уже давно не правительственная организация, мы скорее тайное общество. Официально Институт был полностью уничтожен в результате трагедии 1992 года, так что его даже не понадобилось расформировывать. У каждого из наших работников свои причины делать то, что они делают, и из чистого патриотизма трудятся очень немногие, уверяю вас. С другой стороны, мы действуем на основании российского законодательства.
Здесь есть много скучных юридических тонкостей. До Кодекса 1996 года все было просто: нам хватало статей 72 и 190 — «Организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации» и «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй», и все дела. Сейчас все стало заметно сложнее, но нас выручает ста¬тья 212 нового Кодекса — «Массовые беспорядки» а комбинации со статьей 30 «О приготовлении к преступлению и покушении на преступление». Мы можем доказать научно, что разглашение этой тайны повлечет массовые беспоряд¬ки. Следовательно, покушение на возможное разглашение есть преступление. Агенты спецслужб имеют право применять оружие для предотвращения пре¬ступления — в том числе и такого. Да, мы в курсе, что это подводит под ста¬тью полстраны, как и предыдущий вариант, это сделано намеренно. Но это вы¬нужденная мера. Само применение магии может быть квалифицировано как изготовление и применение оружия, если экзофизические данные допустимы в качество улик. А кто признает их в качестве улик, кроме нас?
Мы в меньшей мере обходим закон, чем иные спецслужбы. Нас не закрывали, нас списали как погибших в результате несчастного случая, всех до едино¬го. Нас пытались уничтожить, и кто — точно неизвестно до сих пор. Скажите, как вы, именно вы будете действовать, если не знаете, кто ваш враг? Постоянной опасностью, с которой нам приходится считаться, является опасность возник¬новения крупной подпольной организации, сила которой будет в тайном знании. Мы можем бороться с индивидами, мы можем найти и поймать за руку неосто¬рожных, неосмотрительных «чайников», которые только что открыли для себя тай¬ную силу и расправляют мускулы. Но что мы будем делать с полномасштабным заговором владеющих этой силой, если они захотят революции, богатства, то¬тальной власти? Как мы узнаем об их существовании до того, как они сделают свой ход? А вдруг они уже сделали его, вдруг эта катастрофа — дело их рук? Нет большего чудовища на свете, чем человек. Нет существа более склонного к жажде власти, к наживе, к жестокости, и даже бесы не могут с нами в этом сравниться. Как нам защитить человечество от самого себя?
В кабинете Исполняющего Особые Обязанности в сейфе лежит специаль¬ный конверт, на котором написано «План «Ы». Да, чтобы никто не догадался. В нем лежит обновляемый специальной группой аналитиков каждый месяц под¬робный план того, что мы будем делать, если внезапно случится что-то на¬столько крупное, что скрыть это будет невозможно. Группа Критического Вме¬шательства имеет специальную прямую линию связи — для того чтобы, как только они поймут, что какое-либо рациональное обьяснение без привлечения сверхъестественного не удастся подготовить вовремя, они могли бы об этом сообщить. Тогда конверт достанут и план приведут в действие еще до того, как ГКВ закончит. Но до тех пор Институт трудится не покладая рук, чтобы обычный обыватель вроде вас спал спокойно, чтобы однажды все эти тайны можно было открыть, не опасаясь массовой паники, гражданской войны или какого-нибудь террориста, который будет использовать вызванного демона вместо оружия. Поверьте, это может быть опаснее, чем террорист с атомной бомбой. Достоевский писал, что все добро мира не стоит слезинки ребенка. А я скажу, что ничто не стоит слез тех детей, которым еще предстоит родить¬ся. Мы должны оставить им мир, в котором не будет слез.
Мы — среди вас. Очень многие работают на нас, даже не зная этого, соби¬рая сведения и сплетни для своих друзей или знакомых, помогая нам добывать или перемещать ресурсы и технику. Какая-нибудь мелкая фирма с несколькими работниками может оказаться замаскированной командой Института, а ваш со¬сед— нашим оперативником. От ошибки одной боевой команды может зависеть жизнь всех, и мы сделали все, чтобы этого не случилось, — команды организо¬ваны в автономные ячейки с минимальной связью с региональным штабом. Они даже не знают, где он находится.
Все это делается лишь для того, чтобы в любом месте и в любое время, где с помощью тайного знания совершается преступление, где оно может вызвать общественный резонанс, где о нем могут узнать все, были наши агенты, чтобы предотвратить, остановить, обезвредить, скрыть, спрятать от греха подальше, пока не придет время.
Ждать осталось не так долго. Планы рассекречивания заканчиваются к 2020 го¬ду. Времена меняются все быстрее и быстрее, и мы не успеем оглянуться, как экзофизику стануг преподавать в университетах, в УВД будут отделы экзофи-зических преступлений, а законы будут строжайше регулировать экзофизичес-кое насилие так же, как и любое другое. Магия будет такой же частью нашей жизни, как телефон или компьютер — вспомните, как быстро внедрились они.

Экстрасенсы будут лечить множество тяжелых болезней, а духи будут упомяну¬ты в экологическом законодательстве. Но если хоть что-нибудь пойдет не так до того, как мы сможем это организовать... Вы сами нарисуете себе картины такого будущего. Каждому снятся свои собственные ночные кошмары.
Почему я говорю вам обо всем этом? Потому что я предоставляю вам вы¬бор, которого еще тридцать лет назад никто не мог бы вам предоставить. В этом шприце одна стандартная доза амнезина. выделяемого из слюны вампиров. Это не кино, у нас нет волшебной фотовспышки, которая стирает столько памяти, сколько надо, но кое-что мы все-таки можем. Если я вколю его вам, вы забуде¬те несколько последних часов вашей жизни — и этот разговор, и то, как и при каких обстоятельствах вы встретили нас. Если у вас нет индивидуальной непе¬реносимости, все будет в порядке. Не будет ничего из того, что произошло, никакой перестрелки, никакой чертовщины. Вы вернетесь к нормальной жизни.
Или вы можете стать одним из нас. После преобразования Институт брал на службу всех, кто хотел и мог служить ему и был готов хранить тайну, а практика показала, что этот принцип имеет успех. Для тех необычных противников, с ко¬торыми мы встречаемся каждый день, больше нужны обычные люди с широким набором знаний и способностей, чем специалисты-оперативники, которых учи¬ли бороться лишь с такими же специалистами. У вас будет новая работа, вы познакомитесь с новыми интересными людьми. Тому, чего вы не умеете, вас научат. Вы будете получать хорошую зарплату, как немногие люди в нашей стра¬не. Вы будете знать то, чего не знает никто. Вы будете делать то, что не может делать никто. Ваша жизнь будет полна приключений и событий.
И обо всем эгом вы будете молчать — согласно присяге.

Присяга

Я, гражданин России, вступая в ряды сотрудников Института Прикладной Экзофизики, торжественно клянусь быть хитрым, осторожным, умным и предприимчивым агентом, строго хранить государственную тайну, соблюдать законодательство Российской Федерации в частях, не противоречащих Уставу Института, беспрекословно выполнять Устав Института и приказы штабного и непосредственного начальства.
Я всегда готов по приказу Института выступить против любого врага российского народа, явного и неявного, видимого и невидимого, материального и нематериального, и, как агент Института, я клянусь защищать российский народ мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни и души для достижения полной победы над врагами.
Если же я нарушу эту присягу, то пусть меня постигнет суровая кара Института, всеобщая ненависть и презрение моих товарищей.
Утверждена
Исполняющим Особые Обязанности 6. Ивановым

Жаргон и внутренняя терминология

Бабушкин отдел. Кличка, а иногда кодовое наименование отдела предска¬заний. Происходит от привычки отдела предсказаний выражать результаты своей работы в виде вероятностей 50/50. Кто-то обозвал это «бабушка надвое сказала», и с тех пор название прочно к ним прилиппо.
Батон. По какой-то странной причине это слово используется оперативни¬ками для обозначения трупов, подлежащих уничтожению и сокрытию. Источни¬ки такого названия теряются в вечности. Кстати, само сокрытие таких трупов называют «жать батоны».
Говорливые молчуны. Это прозвище в Институте получили работники ана¬литического отдела за свою привычку постоянно болтать, при этом таинствен¬ным образом не выбалтывая ничего о своей служебной деятельности.
Жмурик. Весь остальной мир называет жмуриками покойных людей. У работ¬ников Института это слово обозначает не столько самих покойников, сколько зомби первого типа (см. «Зомби» в разделе «Тысяча и один враг»). Фраза «Я думал, это жмурик, а оказалось, возвращенец- из уст оперативника совершен¬но нормальна.
Исполняющий Особые Обязанности. Согласно сложившейся после превра¬щения Института в боевую организацию традиции, его руководитель называется Исполняющий Особые Обязанности (за глаза его именуют ИОО). На первом пос¬ле катастрофы заседании протокол велся из рук вон плохо, то есть вообще никак, и звание «исполняющий обязанности директора в связи с особой ситуацией» после восстановления протокола по памяти мутировало в довольно странную форму, да так благополучно и сохранилось.
Катапульта. Так агенты, побывавшие в подотделе магической рассылки, называют пентаграмму, используемую для передачи ячейкам приказов. Исто¬рия слова восходит к инциденту, в котором неправильно проведенный ритуал вместо того, чтобы выполнить телепортацию, придал приказам высокую гори¬зонтальную скорость. Они прошили восемь или девять стен, после чего спе¬циальным приказом ИОО для печати корреспонденции с ячейками закупили бумагу помягче. Немалую часть приказов все равно полагается сжигать...
Контора. Правила секретности неизбежно вызывают габуирование важных наименований в терминологии секретных организаций, не избежало такой уча¬сти и слово «Институт», которое, по аналогии со многими другими спецслужба¬ми, часто заменяют на слово «Контора».
Курьеры. Термин «курьеры» применяется только к специальным курьерам отдела снабжения, остальные обычно упоминаются как «ишаки» или «доставка».
Локатор. Это слово иногда применяется для обозначения стандартного пе¬ленгатора маячков. Нельзя сказать, что это наименование не имеет под собой никакой почвы, поскольку принцип его действия действительно похож на прин¬цип действия локатора.
Прямая и явная угроза. Именно это пишут в официальных бумагах Инсти¬тута, когда имеют в виду «сначала стрелять, потом разбираться».
Святые отцы. Так периодически именуют отдел Крестной Силы, который боль¬шей частью состоит из бывших и не очень бывших церковных иерархов крупных религиозных организаций России. Так исторически сложилось, что они поголов¬но мужского пола. Как им удается сохранять мир и согласие в отделе, в котором такие высокие шансы возникновения религиозной розни, — загадка.
Сенс. Сокращенное наименование для экстрасенсов. Последних также име¬нуют «психами», «лунатиками», «энергетами» и несколькими другими наимено¬ваниями.
Совсем секретно. Степень секретности, заменяющая в Институте отсутству¬ющее в стандартном списке грифов «Только для ваших глаз». Подразумевает, что получатель или получатели документа могут хранить его, если это необхо¬димо, но не могут показывать его кому-либо еще. Большая часть приказов ячей¬кам маркируется именно так.
Танки неба. Этим странным прозвищем иногда в Институте называют анге¬лов. Те, кому случилось наблюдать более сильных ангелов в действии, утверж¬дают, что оно весьма оправданно.
Хлоп. Как известно, большинство ячеек связаны с центром лишь при помощи пентаграммы, которую также называют катапультой. Пентаграмма активируется два раза в сутки, утром и вечером, и во время активации содержимое пентаграм¬мы в ячейке и в региональном штабе меняется местами. Происходит это с харак¬терным звуком, напоминающим хлопок в ладоши, отсюда и это слово — «утрен¬ний хлоп» и «вечерний хлоп» стали типичным жаргоном ячейки.
Четырнадцатые. Этот термин раньше обозначал оперативников Четырна¬дцатого отдела, взаимодействовавших с Институтом; позже стал обозначением сотрудников, взятых на работу в Институт. Многие из них до сих пор командуют ячейками.
Штирлицы. Именно так штабники именуют агентов ячеек. Корни этой тра¬диции растут еще из ГРУ, где так называли внедренных агентов.
Экзофизические средства. Они же экзофизические технологии. Употреб¬ляемый во всех официальных бумагах Института термин, обозначающий магию, экстрасенсорику, вызванных духов, эктоплазменную кислоту и весь прочий арсенал нестандартных средств изведения всего живого.
Эктоплазменная кислота. Очень гадкая и опасная субстанция, которая все равно крайне необходима в деятельности Института. Никто ее не любит, но все пользуются.
Ячейки. Оперативные команды иначе называются ячейками, поскольку, как и другие подобные организации, они поддерживают автономное существование. В различных регионах штабные работники именуют их «гнездами» или «ветвями» и используют богатый выбор местных жаргонизмов, связанных с названия¬ми деревьев и их частей.

Все материалы взяты из книги Медведева Е.А. и Макарова В.В. "Эра Водолея". Для более подробной информации по самой игре обратитесь к мастеру-настольщику в вашем городе =)